04.08.2020,Вторник, 02:44
Мы в социальных сетях:
Главная » Архив, Посторонним вход разрешён

Жизнь моряков не бывает лёгкой

Знаешь, как выглядит настоящий моряк? Лично я представляла его так: мужчина в годах, одетый в тельняшку и с трубкой в руке, рассказывающий о морских приключениях… Пока в «сухопутном» Минске не встретила Романа Мухина: ещё совсем недавно молодой человек и представить не мог, что будет плавать за Полярным кругом!..

—Роман, почему именно море?

—После окончания школы дома меня встретила мама с двумя справочниками вузов и ссузов Санкт-Петербурга. Тог­да я не строил далеко идущих планов, да и учиться не особо хоте­лось. Но всё-таки решил полистать справочники. Всюду виделась… однообразная скучная работа. Как вдруг взгляд остановился на слове «штурман». Это же каждый день что-нибудь новое, море, да и во­обще мужская профессия, которая позволяет приобрести не только профессиональный, но и богатый жизненный опыт! Так и оказался в Санкт-Петербургском морском рыбопромышленном колледже.

—Сколько времени ты обычно находишься в море и на суше?

—Пароходы, на которых плаваю, работают сезонами по полгода. Соответственно пять месяцев — Арктика, семь — Антарктика. Или пять месяцев работы, семь — отдыха и наоборот. В торговом флоте другой график, но там я пока не плавал.

—Когда приезжаешь домой, тянет обратно к волнам?

—Неделю я радуюсь тому, что дома: гуляю по род­ному городу, встречаюсь с друзьями. Потом начинается «ломка».  На корабле ка­жется, что полгода пролетели незаметно, а дома — ждёшь смены экипажа целую вечность. Море, раз уж завоевало сердце, мало кого отпускает!..

—Где комфортнее: на воде или на земле?

—Зависит от обстоятельств. Когда на берегу никто не ждёт, можно плавать бесконечно. Я встречал людей, которые по нескольку лет проводили в море, на полярных станциях. А вообще, где ты при деле, там и комфортно. Сейчас мне в Беларуси хорошо, потому что рядом близкий человек.

—Каково это — плавать за Полярным кругом?

—Кардинальных отличий в работе нет, разве что сказывается отдалённость от цивилиза­ции. Впрочем, в середине Атлантики и за Полярным кругом шансы получить помощь примерно равны. А вот с прибрежным плаванием разница ощутима. На севере меньше городов, служб, почти нет свя­зи, только спутниковая. Зато очень сильна взаи­мовыручка — таково бесценное свойство севера. Конечно, приходится непросто, ведь климат дей­ствительно тяжёлый, и дело даже не в холоде. Если сравнивать экстремальные морозы и жару, то при низкой температуре человек чувствует себя гораздо лучше. Угнетает другое: по­стоянная облачность, пасмурная погода и чёрно-белая картина вокруг — вода, небо, снег, лёд. Нередко у людей наступает депрессия: вроде всё в порядке, но… давит. Со льдом тоже идёт ежедневная борьба. Постоянно думаешь, с какой скоростью можно врезаться в льдину и что тогда будет с пароходом, как не застрять во льдах, ведь придётся ждать буксир…

—Бывают ли несчастные случаи в таком непростом плава­нии?

—В последнее время средства безопасности и мировой подход к этой проблеме дают положительный эффект. На пассажирском флоте даже на севере происходит относительно немного трагедий, но всё же бывают — в основном из-за невнимательности и любопытства туристов. Люди хотят увидеть диких животных в их естественной среде обитания, например, максимально приблизиться к медведю, моржу. Иногда это плохо заканчивается. Однажды на Шпицбергене мы высадили группу туристов «пообщаться» с моржами, предупредив, что животные расположились возле зыбучих мокрых песков, поэтому ходить нужно очень осторожно. Но один из туристов по пояс завяз в земле, начал паниковать и дёргаться, что только усугубило его положение. В подоб­ной ситуации нужно увеличить площадь опоры: кинуть палку, дерево, доску, в общем, всё, чего на Шпицбергене никогда не было. Побежать к лодке и взять весло никто не додумался, и лидер экспедиции сама бросилась спасать туриста. В итоге их обоих вытащили с помощью ремней и верхней одежды. Такие случаи — не редкость.

—А с тобой происходило что-нибудь экстраординарное?

— К примеру, когда я побрею голову на пароходе, почему- то сразу оказывается, что все трубы и прочие железки торчат примерно на высоте моего темечка. Так что коллекционирую… черепно-мозговые травмы. А эта история произошла на моём любимом Шпицбергене: там у медведей — «детский сад», где они воспитывают своих малышей. Поэтому часто возим на побережье туристов: обычно команда на лодках высажива­ет их на берег, а потом забирает. И вот однажды, когда туристы сели в лодку, я оттолкнул её с берега, сделал пару шагов, чтобы запрыгнуть, а дна-то… нет! Начал тонуть: комбинезон, сапоги, рация — везде вода, а спасательный жилет почему-то не надувается… И на лодку не за­браться, потому что точки опоры нет, а помощь гида сделала только хуже. Тут я раскачался на руках, вынырнул и с невозмутимым видом забрался на борт. Некоторые из туристов до сих пор считают, что я просто что-то потерял под лодкой и нырнул достать.

—Роман, наверняка ты много где побывал?

—Это правда! В моей географии — Голландия, Германия, Великобритания, Канары, Уругвай, Аргентина (Огненная Земля и самый южный город мира — Ушуайя), Чили, Перу, Мексика, Гавайи, Гренландия, Исландия, Финляндия, Владивосток, Шпицберген, Выборг…

—А где понравилось больше всего? Куда посоветуешь съездить?

—Покорила Исландия — мистическая страна! Одни горячие источни­ки чего стоят!.. И люди там особенные, и атмосфера: скалы, постоянные штормы, необычная архитектура… Я даже пожил бы там пару лет. Не­давно появилось желание осесть где-нибудь, и я работаю в этом направ­лении. Ведь и морякам нужно бывать на земле, с семьёй!.. Кстати, я отличная «нянька» для соседских детей, постараюсь быть таким же и для своих собственных…

В этот вечер я поняла: у настоящего моряка море всегда остаётся в сердце! Даже если на суше он с улыбкой рассказывает о своих приключениях, тоска по морским глубинам отражается в глазах…

ЮК Анна Мажуть, г. Молодечно.

 

Поделиться ссылкой с друзьями:

Мои друзья:

Comments are closed.

Сайт Президента Республики Беларусь Министерство образования Республики Беларусь