02.04.2020,Четверг, 15:22
Мы в социальных сетях:
Главная » Посторонним вход разрешён

Сквозь землю провалились

3_zam_tutby_phsl_underground«Да чтоб он сквозь землю провалился!» — восклицаешь вслед обидчику. А меж тем в «преисподнюю» ежедневно попадают тысячи ни в чём не повинных людей. Причём отправляются они в «царство тьмы» абсолютно добровольно! А некоторые даже пытаются там наладить «подпольный» бизнес!..

Жуть?

Сколько раз ты опаздывал в школу из-за простоя на перекрёстке в ожидании зелёного сигнала светофора?Оказавшись в классе, придумывал для Мариванны историю о пингвинах, пытавшихся перейти проезжую часть. А ведь будь на том месте подземный переход, тебе бы не пришлось напрягать фантазию. Ты бы сломя голову пробежал под мостовой и успел бы на урок.

Хотя, кто знает, чем бы закончилось дело, если бы возник на твоём пути подземный обитатель…

Торговки

Их можно встретить в минской подземке на станции «Якуба Коласа», где «бабульки» обосновали незаконный рынок. Помню, в конце XX века тут цыганки восхваляли своё изделие: «Налетай! Разбирай! Лучшее качество! Самое дешёвое в городе!» Теперь торговля идёт молча. Я бы даже сказал, тайно.

Раньше вольные продавщицы раскладывали товар, чтобы он быстрее нашёл клиента. Сегодня «прилавок» держат в руках: чтобы мгновенно упаковать, завидев милиционера, которого они умеют замечать ещё в конце тоннеля.

— Откуда бельё? — спрашиваю у пожилой женщины с красным обветренным носом.

— Из Польши: качественно и недорого. Ещё одна бабушка продаёт носки, связанные собственноручно. Люди интересуются, но покупают единицы.

Пока делал снимки, из ниоткуда появилась женщина, попросила удалить их. А весь «торговый ряд», как по свистку, двинулся на выход. Что произошло? В подземке показались милиционеры.

Надо же, как работает система! Наверняка стражи порядка знают «коробейниц» в лицо, но из гуманности не трогают. Видимо, для них достаточно того, что «бабульки» беспрекословно покидают свою «точку».

Монашки

Представить большой вокзальный переход без пожилой монахини уже невозможно. Она 17 лет смиренно стоит напротив газетного ларька. «Рабочий» день послушницы Свято-Елисаветинского женского монастыря составляет 15 часов в сутки.

«Божий одуванчик» одета тепло. Ещё бы! Здесь гуляет крутой сквозняк!

— А вас сюда направляют или по собственному желанию приходите?

— Зайчик мой, разве не видишь, что я не привязана? Конечно, добровольно. Ты не хочешь дать денег, чтобы мы помолились за тебя? — с широкой улыбкой отвечает женщина.

— Я католик, а вы представительница православной церкви.

— А мы и за католиков молимся, за здравие и за упокой. Многие заказывают вечное поминовение.

— А что это?

— Пока человек жив, мы молимся за здравие. Когда умирает, родные приходят и предъявляют удостоверение — тогда читаем молитвы за упокой.

Милая старушка наотрез отказалась позировать на камеру. Впрочем, как и назвать своё имя.

Уличные музыканты

Каждый относится к ним по-разному. Повезло на контрольной — отлично играют парни! Проблемы с девчонкой или друзьями — тренькают здесь всякие, и куда милиция смотрит?

В подземном переходе на площади Независимости всегда многолюдно и вкусно пахнет (рядом кофейня). Это место давно стало пунктом встречи неформальной молодёжи Минска. Уличные музыканты любят здесь
исполнять композиции — им кладут в «шапку» много денег. Точка настолько популярная, что приходится занимать очередь и выступать строго в условленное время. Наглец, решивший всех обхитрить и стать в другом конце тоннеля, будет немедленно изгнан. Пара тумаков ему гарантирована: нечего со своей конституцией в чужую берлогу лезть!

Пару минут слушаю отлично играющую команду. Парень лет двадцати поёт под гитару хит американской панк-группы Green Day. Прохожие останавливаются, кладут в открытый рюкзак купюры. А один мужчина даже пустился в пляс, привлекая своей беззаботностью зевак.

— Сколько раз в неделю выступаете? — разговорил я музыкантов, когда те закончили петь.

— Три, бывает чаще. В основном по выходным, — хриплым голосом отвечает вокалист. — Каждый из нас
играет в разных группах. Я, например, в Aspirin Rose. Но вместе мы уличные музыканты.

— А какой репертуар востребован?

— Английские песни. Сейчас планируем расширять «плейлист» и технические возможности, фишка которых — мобильность. Не нужны никакие розетки, сможем быстро устроиться. Будем играть панк-рок в любой точке города.

— Вы студенты?

— Отучились на инженеров-электриков, теперь играем в переходах: заработка хватает, поэтому трудиться по специальности не спешу.

— И сколько получаете?

— Пятьсот долларов каждый в месяц имеет. Это если выступать с пятницы по воскресенье по полтора-два часа. Правда, могут вообще ничего не дать. Был случай: влюблённая парочка попросила сыграть. Двадцать минут мы старались только для парня и его девушки (как потом оказалось, россиян). Молодой человек
«отстегнул» $ 60!

Ну а самые денежные дни — перед праздниками. Минчане в хорошем настроении и щедры. После красных дней календаря — всё с точностью до наоборот. Кошельки прохожих пусты.

— А с милицией проблемы возникают?

— Предупреждают, что не положено, просят уйти, мол, люди жалуются.

Излюбленные места уличных музыкантов — подземные переходы ТЦ «Столица», «Якуба Коласа», «Октябрьская», возле гостиницы «Юбилейная». Здесь всегда многолюдно, а значит — денежно. Когда тепло, хорошо поётся под мостом на Немиге и возле Комаровского рынка.

— Бывает, послушать нас собираются около ста человек. Приятно.

P.S. Вот такая параллельная жизнь протекает в столичных подземных переходах. Но ты, торопясь в школу, конечно, не замечаешь её… Да и нужно ли? Однако, если она там есть, значит, это кому-то надо?

В подземелье побывал Макс Вильтовский, «ПВ».

Поделиться ссылкой с друзьями:

Мои друзья:

Comments are closed.

Сайт Президента Республики Беларусь Министерство образования Республики Беларусь