24.03.2019,Воскресенье, 20:23
Мы в социальных сетях:
Главная » Лицом к лицу

Светлана Сенько: другая реальность

Вот-вот свет увидит первый набор инклюзивных эмодзи: привычный пользователям список пополнится изображениями собаки-поводыря, трости, биопротезов и слухового аппарата. Но всю правду о людях с особенностями не расскажет ни одна картинка. Именно поэтому «ПВ» пригласил в гости Светлану Анатольевну Сенько, председателя Минской областной организации общественного объединения «Белорусское товарищество инвалидов по зрению». Мы поговорили о стереотипах, милосердии и «другой реальности».

— Расскажите немного о вашем товариществе.

— Это одна из старейших общественных организаций в стране, изначально созданная для поддержки незрячих, желающих трудоустроиться. Сейчас БелТИЗ насчитывает около 12 000 слабовидящих и незрячих людей в возрасте от 16 лет. И помимо обеспечения рабочих мест на производственных предприятиях, каждый областной филиал уделяет большое внимание реабилитации. Мы помогаем освоить смартфоны и компьютеры без зрительного контакта, учим пользоваться тактильной тростью. Такие умения дают определённую степень свободы. Кроме того, проводим спортивные мероприятия, музыкальные фестивали, выставки декоративно-прикладного творчества, интерактивные конкурсы, интеллектуальные игры. Наша сборная даже участвовала в программе «Брэйн-ринг» на ОНТ!

— В чём уникальность объединения?

— Мы стараемся знакомить с нашими особенностями окружающих, поэтому проводим много тренингов с разными службами. Начинали с железнодорожного вокзала (учили дежурных сопровождать незрячих), потом откликнулись другие организации. Также в игровой форме показываем в школах, как помочь нуждающемуся перейти дорогу, отыскать кабинет или сесть на стул. И организовываем нетрадиционные квесты «Другая реальность», в которых обычные ребята проходят испытания с завязанными глазами.

— Какие преимущества молодым людям с проблемами зрения даёт членство в БелТИЗ?

— Конечно, современная молодёжь более самостоятельная и свободнее реализует себя в обществе. Но благодаря спонсорской поддержке мы приобретаем различные средства реабилитации. Например, сейчас у меня лежат два тифло­флешплеера, и я знаю, где искать кандидатов на эти устройства. Кроме таких не­ожиданных бонусов, наша организация предоставляет шанс проявить активность, получить работу, раскрыть творческий потенциал.

— А как стать частью команды волонтёров?

— У нас есть интересный проект «Штурман», присоединиться к которому может любой желающий. Для этого потребуется смартфон: нужно зарегистрироваться в специальном приложении и ответить на сгенерированный случайным образом звонок. И уже по видеосвязи продиктовать показания счётчика, посмотреть номер троллейбуса или цену  товара в магазине, довести до какого-либо объекта человека на том конце провода.

— Какими достижениями организации гордитесь больше всего?

— В нашей копилке много производственных побед, но мне хотелось бы выделить другое. Каждый незрячий вынужден жить с двойным усилием: на ощупь готовить, одеваться, ухаживать за детьми… Поэтому я очень горжусь людьми, существующими вопреки всем трудностям. Они талантливые, всесторонне развитые и мужественные.

— Расскажите о самом глупом стереотипе, связанном с незрячими.

— Не знаю, насколько это попадает под категорию мифов, но иногда к незрячим относятся как… к неполноценным. Неважно, врач или чиновник, порой с инвалидами по зрению общаются не напрямую, адресуя вопросы сопровождающему. И, проводя тренинги, мы первым делом акцентируем внимание именно на такой проблеме. Да, человек не видит, однако он прекрасно слышит и умеет коммуницировать.

— Насколько тяжело ежедневно сталкиваться с непростыми судьбами?

— Как-то я общалась с медсестрой-сиделкой из Германии, работающей с умирающими ВИЧ-инфицированными людьми. Она уже в возрасте, а её глаза до сих пор загораются, когда говорит о пациентах. На вопрос «Как вам удаётся сохранить оптимизм?» отвечала: «Каждому нужна перезагрузка». И я с ней согласна, поэтому в периоды выгорания уезжаю в отпуск или переключаюсь на хобби. Посещаю бассейн, занимаюсь йогой и скандинавской ходьбой, встречаюсь с друзьями, иду в театр.

— Что помогает не превратиться в циника?

— С возрастом мы всё равно становимся более жёсткими и к себе, и к окружающим. Но ни в коем случае не нужно замыкаться на собственных проблемах. Если человек задействован в общественных процессах, он не будет безразличным.

— Как правильно общаться с теми, кто на нас непохож?

— Быть естественным, как при контакте с остальными друзьями. Если кажется, что человек испытывает определённую трудность, просто спросите, нужна ли ему помощь.

— Кем Вы хотели стать в детстве?

— Любила играть в Элеонору Беляеву — ведущую программы «Музыкальный киоск» на советском телевидении. Рассаживала игрушки, демонстрировала им любимые пластинки (поскольку я плохо видела, большинство сказок имела на звуковых носителях), рассказывала о новинках. А вообще, человеку, в кабинете окулиста не различавшему Ш и Б, мечтать было сложно. Все советовали пойти в музыкальную школу, поскольку у незрячих хорошо развит слух. Я её окончила, но получать соответствующую профессию не хотелось. Поэтому поступила в БГУ на механико-матема­тический факультет, так как точные предметы мне давались легче.

— А когда пришла мысль возглавить организацию?

— После университета я 14 лет проработала учителем в школе для детей с нарушением зрения. И однажды меня пригласили принять участие в жюри конкурса «Я — самый реабилитированный», проводимого БелТИЗ. Я была поражена! Ведь мало кто задумывается, как незрячие люди справляются с ежедневными бытовыми задачами… Когда мне предложили работу в организации, согласилась, поняв, что здесь принесу больше пользы, чем преподавая математику.

— Каким для Вас был переходный возраст?

— Мы с друзьями жили в частном секторе и… хулиганили. Обожали проникать на территорию деревообрабатывающего завода и играть.

— В школьные годы Вас чаще ругали или хвалили?

— Я хорошо училась, но, например, в старших классах демонстративно отказывалась носить школьную форму. Во всём нужна золотая середина: ты не можешь развиваться, слыша лишь лестные слова. Однако и критика должна быть конструктивной: важно указать на ошибки, а не порицать за них.

— Что на Вас действовало сильнее: кнут или пряник?

— Главной мотивацией для меня всегда являлось желание заслужить уважение отца. А самым страшным наказанием — узнать о его разочаровании. Когда в восьмом классе моя успеваемость по математике снизилась, вызвали не маму, а папу. Уж не знаю, что говорила учительница, но, когда он вышел из кабинета, слова не понадобились. Вскоре я вновь стала прилежной ученицей.

— Был ли в Вашей жизни человек, оказавший на Вас большое влияние?

— Да: директор школы, где я училась. Она никогда не относилась к нам как к людям с инвалидностью. И она же стала моим первым работодателем — всегда была деликатна с коллегами и детьми, не выно­сила острые ситуации на всеобщее обозрение. И сегодня я, как руково­дитель, использую опыт, который невольно там подсмотрела.

— Кто он — настоящий лидер?

— Принципиальный, прямолинейный и — самое важное — умеющий взять ответственность на себя. Вы должны сами гореть идеей — тогда люди пойдут за вами.

— Как в детстве обходились без соцсетей?

— Мы часто собирались на свежем воздухе. Любили сидеть вечером на лавочке, петь песни под гитару… Мне до сих пор больше нравится живое общение.

— Неудача, о которой всегда помните. Какие уроки из неё извлекли?

— Любой провал становился для меня рычагом, трамплином и мотиватором. Я, например, ещё со школы преодолевала страх публичных выступлений. Любой выход из зоны комфорта сильно мобилизует.

— Кто из известных людей прошлого и настоящего вызывает у Вас симпатию? Почему?

— В детстве любила читать Жюля Верна. Он заражал тягой к приключениям и восхищал тем, что создавал ощущение путешествия: так подробно и красиво рассказывал о географических местах.

Я глубоко в душе большой авантюрист — сама себя иногда боюсь. Также впечатлена А. Д. Сахаровым — это бесстрашный человек, сумевший громко сказать правду.

— Есть ли у Вас цель в жизни?

— Мечтаю, чтобы в Беларуси появился республиканский реабилитационный центр для людей с инвалидностью по зрению. А ещё хочу увидеть пирамиды майя и побывать в Японии.

Лицом к лицу с лидером — Дарья Махсумова, «ПВ».

Поделиться ссылкой с друзьями:

Мои друзья:

Comments are closed.

Сайт Президента Республики Беларусь Министерство образования Республики Беларусь